МУЗЫКА ИМЕЕТ ЗАПАХ. Часть вторая.

ch.1 Куда же направляет грядущие поколения дирижерская палочка Вагнера?

 Козима Вагнер (вдова композитора, боготворившая его) при встрече с Гитлером  сказала: «Я счастлива, что осуществляется мечта моего мужа, и я сегодня могу прикоснуться к живому германскому мессии».

 Клан  Вагнеров  в нескольких поколениях —   это бескомпромиссные приверженцы нацистских идей. Только двое потомков не пошли по пути, указанном дирижерской палочкой ГЕНИЯ ЗЛА И ТЬМЫ.

 

 Гитлер — частый и особенно почитаемый гость в семье Вагнеров в  Байрете, который  Томас Манн называл  «гитлеровским придворным театром». Именно здесь начался культ Вагнера как провозвестника «германского национального духа».

 Гитлер не признавал никаких предшественников. За исключением Рихарда Вагнера (Герман Раушнинг. «Говорит Гитлер»). В истории их имена, этих двоих, всегда вместе. Гитлер считал  Вагнера своим духовным учителем: «На каждом этапе моей жизни я обращался к  Вагнеру», «Вагнер- мой  Бог, а его музыка -моя вера», «Я получал от Вагнера антисемитские импульсы» (А. Гитлер).

  Случайно ли музыка  Вагнера стала «верой» палача и преступника?! НЕТ!!!!! Такой же безумец, как Вагнер; тот, кому Вагнер заменил Бога, воплотил его идеи в жизнь.   А знаете, давайте послушаем того, кого Адольф Гитлер считал своим БОГОМ.

 ГОВОРИТ ВАГНЕР

  «Было бы глубокой ошибкой отделить Вагнера, мыслителя и философа, от Вагнера-композитора. Может быть, в других случаях это возможно, но в моем -нет».

 «Евреи, как мухи и крысы… Не существует никакого средства, кроме тотального уничтожения… Еврейская раса родилась как враг человечества и всего человеческого.  И особенно враг всего немецкого. И до того пока последний еврей не будет уничтожен, немецкое искусство не может спать спокойно».

 «Я пришел к выводу, что даже одной микроскопической капли, одной микроскопической клетки еврейской крови уже достаточно, чтобы человек никогда не смыл с себя позор быть евреем, и он должен быть уничтожен».

 Опера «Парсифаль». Вагнер просит, чтобы перед исполнением «Парсифаля» на сцене была разыграна мистерия, в которой » тело Христа будет сожжено вместе с другими евреями как символ избавления от еврейства вообще».

 Вот , что говорит, одна из героинь этой оперы, которую Ницше назвал черной мессой: «Кто ты ,неизвестный путник? Ты устал, и руки твои обагрены кровью. Но если они обагрены еврейской кровью, тогда ты желанный гость в моем доме».

 ВАГНЕР: «Звуки уничтожения, которые я написал для литавр в соль-миноре , олицетворяют гибель всего еврейства, и, поверь мне, я не написал ничего прекраснее».

 «Евреи- это черви, крысы трихины, глисты, которых нужно уничтожать, как чуму, до последнего микроба, потому что против них нет никакого средства, разве что ядовитые газы».

  ВАГНЕР ПРЕДСКАЗАЛ ПЕЧИ   КРЕМАТОРИЕВ ОСВЕНЦИМА. Сожжение целиком.

lsimo1875 Его музыка ПАХНЕТ  дымом из этих печей. Она сопровождала тех, кого гнали нацисты в газовые камеры. Музыка  гитлеровского БОГА, гремящая из репродукторов. Звучала ли музыка других композиторов в концлагерях? Да. И  Бетховена, и Моцарта, и Брамса…

  Были ли антисемитами многие из великих композиторов? Да. Но это были их взгляды, их  позиция, их мировоззрение. Но  это не был призыв к уничтожению целой нации.  

Призыв этот был услышан  другим нелюдем. И отозвался миллионами трупов, одной из страшнейших трагедий в мировой истории.

   Маленький человек,  «саксонский гном,» компенсировал комплекс неполноценности зоологической ненавистью к тем, с  кем сталкивала его жизнь в тяжелые времена. Он не ПРОСТИЛ, что  чувствовал себя ничтожным и зависимым от тех, кто искренне  помогал ему;  КТО БЫЛ ИЗВЕСТЕН, УВАЖАЕМ И БОГАТ ТОГДА, КОГДА  гном с огромным гитлеровским эго терпел неудачи. Его музыка  ПАХНЕТ дымом…  И мне больше не хочется писать о гении зла и тьмы.  Я хочу уйти из его тяжелого и душного мира с удушающим  запахом дыма из труб крематория концлагерей.

 Мне хочется говорить о другом гении- добром волшебнике.

 В Чехословакии, в подвальном помещении пересыльного транзитного лагеря Терезин  прозвучал  знаменитый  «Реквием» Верди. Его исполнил хор 150 чешских евреев, обреченных на гибель в Освенциме.  Заключенным было дано право выбрать самим музыкальное произведение.  И перед тем, как уйти в небытие под  музыку опер Вагнера, певцы выбрали католический «Реквием» светлого и достойного человека. Великого композитора. Поговорим о нем при следующей встрече.